Бенедикт XV

Бенедикт XV (лат. Benedictus PP. XV, в миру — Джакомо, маркиз делла Кьеза, итал. Giacomo della Chiesa; 21 ноября 1854, Пельи, Сардинское королевство — 22 января 1922, Рим) — итальянский священнослужитель, Папа Римский с 3 сентября 1914 года по 22 января 1922 года.

Бенедикт XV
Фото Бенедикт XV

Ранние годы

Джакомо делла Кьеза родился в Пельи, пригороде Генуи, Италия, и был третьим сыном маркиза Джузеппе делла Кьеза и его жены маркизы Джованны Мильорати. Генеалогические данные говорят о том, что родственниками со стороны отца была Папа Каликст II и блаженный Антонио делла Кьеза, а также утверждают происхождение Джакомо от короля Италии Беренгара II, со стороны же матери он был родственником Папы Иннокентия VII.
Желание стать священником было отвергнуто его отцом, который настоял на юридической карьере для своего сына. 2 августа 1875 года, в возрасте 21 года Джакомо получил докторскую степень в области права. Он поступил в Университет Генуи, в котором после объединения Италии, в значительной степени доминировали антикатолические и антиклерикальные политические взгляды. По достижении совершеннолетия и получив докторскую степень в области права, Джакомо снова попросил у отца разрешения учиться на священника, и отец нехотя согласился, однако настаивал, чтобы сын проводил свои богословские исследования в Риме, а не в Генуе, чтобы Джакомо в конечном итоге не стал сельским или провинциальным священником.
Джакомо Кьеза стал студентом Колледжа Капраника и был в Риме, когда 7 февраля 1878 года умер Папа Пий IX. Ему наследовал Папа Лев XIII. Через несколько дней после своей коронации, новый Папа дал студентам из Колледжа Капраника частную аудиенцию. Вскоре после этого, делла Кьеза был рукоположен в священники кардиналом Раффаэле Монако Ла Валлетта 21 декабря 1878 года.
С 1878 до 1883 Джакомо учился в Папской Церковной академии в Риме, где каждый четверг студенты защищали научную работу; на защиту работы приглашались кардиналы и высокое члены Римской курии. Именно там Джакомо был замечен кардиналом Мариано Рамполлой, который содействовал его поступлению на дипломатическую службу в Ватикане в 1882 году. Вскоре Рамполла был назначен апостольским нунцием в Испании, и пригласил Джакомо в качестве личного секретаря, он согласился и отправился с Рамполлой в Мадрид. Когда Рамполла впоследствии был назначен государственным секретарём, делла Кьеза также последовал за ним. В течение этих лет делла Кьеза помог договориться о разрешении спора между Германией и Испании над Каролинскими островами (Каролинский кризис), а также организации по оказанию помощи во время эпидемии холеры.
Его честолюбивая мать, маркиза делла Кьеза, как говорят, была недовольна карьерой своего сына, выговаривая Рамполле: «Джакомо не был должным образом признан в Ватикане». Рамполла отвечал: «Синьора, ваш сын сделал всего несколько шагов, но они поистине огромны».
После смерти Льва XIII в 1903 году, Рамполла старался сделать делла Кьеза секретарём конклава, однако был избран Рафаэль Мерри дель Валь, консервативный молодой прелат, что стало первым признаком того, что Рамполла не будет следующим Папой Римским. Когда Рамполле пришлось оставить пост после избрания своего противника Папы Пия X, и ему наследовал кардинал Рафаэль дель Валь, делла Кьеза был оставлен на своём посту.

Архиепископ

Дружба делла Кьеза с Рамполлой, архитектором внешней политики папы Льва XIII (1878-1903), делала его положение в Государственном секретариате при новом понтифике несколько неудобным. Итальянские газеты от 15 апреля 1907 года объявили, что папский нунций в Мадриде Аристиде Ринальдини будет заменён на работавшего там раньше делла Кьеза. Пий X, посмеиваясь над заявлениями журналистов, прокомментировал эту новость: «К сожалению, в статье забыли упомянуть, кого я назначил следующим архиепископом Болоньи». Говорили, что «дело в Ватикане зашло так далеко, и были оформлены бумаги, назначающие его папским нунцием, но отказался их принять». 18 декабря 1907 года, в присутствии своей семьи, дипломатического корпуса, многочисленных епископов и кардиналов, в том числе и Рамполлы, он получил хиротонию в епископы от Папы Пия X. Папа пожертвовал свои епископский перстень и епископский посох для нового епископа и провёл много времени с семьёй делла Кьеза на следующий день. 23 февраля 1908 года делла Кьеза приступил к управлению новой епархией, население которой составляло 700 000 человек, 750 священников, а также 19 мужских и 78 женских религиозных объединений. В епархиальной семинарии было около 25 учителей, готовящих 120 студентов к священству.
Как епископ, он посетил все приходы, прилагая особые усилия для посещения мелких приходов в горах, пути в которые были доступны только на лошадях. Делла Кьеза всегда видел проповеди как главную обязанность епископа. Обычно давал две или более проповеди в день во время посещения приходов, акцентировал внимание на чистоте внутри церквей и часовен, экономил деньги везде, где только было можно, говоря: «Давайте это сохраним, чтобы отдать бедным».
Собрание всех священников в Синоде было отложено по желанию Ватикана, учитывая постоянные изменения в каноническом праве. Было построено и восстановлено множество церквей. У делла Кьеза возникла идея серьёзной реформы образовательных направлений в семинарии, согласно которой к учебным планам были добавлены большее количество науки и классического образования. Он организовал паломничество по случаю 50-летия явления Девы Марии в Лорето и Лурд во Франции. Неожиданная смерть своего друга, сторонника и наставника Рамполлы 16 декабря 1913 года стала серьёзным ударом по Джакомо делла Кьеза, который был одним из его бенефициев.

Кардинал

По существовавшему обычаю, ожидалось что архиепископ Болоньи станет кардиналом на одной из ближайших консисторий. Делла Кьеза ожидал этого, поскольку в предыдущие годы, либо кардинал назначался архиепископом, либо архиепископ становился кардиналом вскоре после назначения. Пий X не стал следовать этой традиции, и делла Кьеза ждал консистории почти семь лет. Когда делегация из Болоньи посетила Папу Пия X с просьбой о даровании делла Кьеза сана кардинала, он в шутку ответил, высмеивая свою фамилию Сарто (что означало «портной»), сказав: «Извините, но портной пока не нашёл причины чтобы сшить для делла Кьеза мантию кардинала». Некоторые подозревали, что Пий X или его окружение не хотели иметь второго Рамполлу в коллегии кардиналов.
Кардинал Рамполла скончался 16 декабря 1913 года. 25 мая 1914 года делла Кьеза стал кардиналом-священником с титулом церкви Санти-Куаттро-Коронати, который до него занимал Пьетро Респиги. Когда новый кардинал возвращался в Болонью после консистории в Риме, в Центральной Италии началось не социалистическое, но антимонархическое и антикатолическое восстание, которое сопровождалось всеобщей забастовкой, разграблением и разрушением храмов, линий телефонной связи и железнодорожных вокзалов, и провозглашением светской Республики. В самой Болонье граждане и церковь выступили против такого сценария развития событий. Социалисты в подавляющем большинстве случаев выиграли следующие региональные выборы большинством голосов.
Когда приблизились события Первой мировой войны, вопрос как и в какую сторону двигаться горячо обсуждался в Италии. Официально Италия всё ещё была в союзе с Германией и Австро-Венгрией. Однако в Тироле, неотъемлемой части Австрии, население было в основном немецкоговорящим, на юге в провинции Тренто, население было исключительно италоязычным. Духовенство Болоньи также не было полностью свободно от националистического пыла. Поэтому с началом Первой мировой войны, в качестве архиепископа делла Кьеза выступил с проповедью о позиции и обязанностях Церкви, подчёркивая необходимость нейтралитета, обеспечения мира и облегчения страданий.

Конклав 1914 года

После смерти Пия X в конце августа 1914 года был открыт конклав. Одним из главных различий с более ранними конклавами было то, что на сей раз никакой светский монарх не обладал правом вето на выбор кардиналов, кардиналы могли выбирать папу римского без давления и по своему выбору. То, что война будет несомненно доминирующей проблемой нового понтификата понимали все, поэтому приоритет кардиналов должен был быть отдан человеку с большим дипломатическим опытом. На конклаве столкнулись кардиналы представлявшие воюющие стороны. Про-немецкие кардиналы выставили кандидатуру архиепископа Сполето кардинала Доменико Серафини, про-французские и сторонники Антанты — кандидатуру архиепископа Милана кардинала Карло Феррари, Италия выставила кандидатуру архиепископа Пизы кардинала Пьетро Маффи. В результате конклав созванный в Сикстинской Капелле 31 августа 1914 года, 3 сентября 1914 года, после десятого тура голосования, избрал Папой Римским архиепископа Болоньи кардинала Джакомо делла Кьеза, несмотря на то что кардиналом он был только три месяца. Джакомо взял коронационное имя Бенедикт XV, в честь своего предшественника в XVIII веке Папы Бенедикта XIV, который также был епископом Болоньи. После избрания Папой, он также формально стал Великим магистром Ордена Гроба Господня в Иерусалиме, префектом Конгрегации доктрины веры и префектом Конгрегации по делам епископов. Однако был назначен кардинал-секретарь для повседневного выполнения данных функций.
Из-за нерешённого Римского вопроса, после оглашения кардиналом-протодиаконом об избрании на папский престол, Бенедикт XV, следуя традиции двух своих предшественников, не появился на балконе собора Святого Петра с благословением «Urbi et orbi» («городу и миру»), а также выражая протест, не была проведена церемония вступления в формальное владение Латеранской базиликой. Бенедикт XV был коронован в Сикстинской капелле 6 сентября 1914 года.
В понтификате Бенедикта XV доминировала Первая мировая война, которую он (вместе с её жуткими последствиями) называл «самоубийством Европы». Первая энциклика Бенедикта XV оглашала искренний призыв к прекращению боевых действий, Рождественское перемирие в 1914 году было частично проигнорировано. Весной 1915-осенью 1917 года произошли явления Девы Марии в Фатиме в Португалии, предвещающие скорое окончание войны и признанные в 1930 году Католической церковью чудом.

Мирные усилия

Война и её последствия были основным направлением деятельности Бенедикта в первые годы своего понтификата. Он провозгласил нейтралитет Святого Престола и пытался с этой позиции стать посредником в попытках заключении мира в 1916 и 1917 годах. Однако обе стороны отвергли его инициативы.
Национальные противоречия между противоборствующими сторонами усугублялись религиозными различиями: перед войной население Франции, Италии и Бельгии было преимущественно католическим. Ватикан имел хорошие отношения с Великобританией, тогда как ни Пруссия, ни императорская Германия не имели никаких официальных отношений с Ватиканом. В протестантских кругах Германии, бытовало весьма популярное понятие о том, что Папа и церковь были нейтральны только на бумаге, отдавая при этом предпочтение силам стран Центральных держав, то есть австро-германскому блоку, видя в Австро-Венгрии и Южной Германии опору католицизма, и рассчитывал, что победа этих стран над православной Россией ослабит православие и откроет новые возможности для распространения католицизма.
Якобы также папский нунций во Франции в конференц-зале Парижского католического института в Париже объявил: «Воевать против Франции значит бороться против Бога», на что Папа воскликнул: «Как жаль что я не француз». Бельгийский кардинал Дезире-Жозеф Мерсье, известный как отважный патриот во время немецкой оккупации, славился своей антинемецкой пропагандой. Позднее был обласкан Бенедиктом XV, который подарил Мерсье свой портрет и письмо беззаветной поддержки со словами: «Вы спасли Церковь!». После войны, Бенедикт тоже якобы одобрял Версальский договор, который был унизителен для немцев.
Эти обвинения были отвергнуты государственным секретарём Ватикана кардиналом Пьетро Гаспарри, который написал 4 марта 1916, что святой престол является полностью беспристрастным и не отдаёт предпочтение ни одной из сторон. Это стало ещё важнее после того, так Гаспарри отмечал, что дипломатические представители Германии и Австро-Венгрии в Ватикане были изгнаны из Рима итальянскими властями. Тем не менее, учитывая всё это, немецкие протестанты отвергали всякие предложения «Папского мира», называя их оскорблениями в свой адрес. Французский политик Жорж Клемансо, яростный критик во время войны французского правительства, утверждал что считает данную инициативу Ватикана в качестве антифранцузской. Бенедикт сделал множество неудачных попыток договориться о мире, призывы к миру остались без ответа или были отвергнуты, что сделало его непопулярным среди сторонников войны, которые были намерены принять только полную победу, даже в католических странах, таких как Италия.
1 августа 1917 года Бенедикт издал мирный план, заявив что: «моральная сила права должна быть заменена материальной силой оружия» (1), «одновременное и взаимное сокращение вооружений» (2), «создание механизма международный арбитража» (3), «истинная свобода и общие права над морем» (4), «отказ от военных контрибуций» (5), «освобождение оккупированных территорий» (6), «обсуждение взаимных претензий» (7). Бенедикт XV также высказался за запрет призыва в армию, и повторил это в 1921 году. Великобритания отреагировала положительно, хотя общественное мнение было смешанным, президент Соединённых Штатов Америки Вудро Вильсон отверг этот план, в Болгарии и Австро-Венгрии также были благосклонны к данным предложениям, Германия отвечала неоднозначно. Некоторые из этих предложений в итоге были включены в «четырнадцать пунктов» Вудро Вильсона «О призыве к миру» в январе 1918 года.
В Европе каждая страна видела в Папе предвзятость в пользу других и не желала принимать от него условия предложения мира. Хотя и неудачные, его дипломатические усилия во время войны всё же привели к увеличению престижа Папства и служили в качестве модели в XX веке: в мирных усилиях Пия XII до и во время Второй мировой войны, в политике Павла VI во время Вьетнамской войны, и в позиции Иоанна Павла II накануне и во время войны в Ираке.
В дополнение к его усилиям в сфере международной дипломатии, Папа Бенедикт XV тоже пытался принести мир через христианскую веру. В 1915 году он опубликовал специальную молитву о проповеди для католиков по всему миру. Статуя в Базилике Святого Петра «Понтифик в молитве» увековечила память павших на войне солдат, которую он описал как «бесполезную бойню».

Гуманитарная деятельность

Почти с самого начала войны, с ноября 1914 года, Бенедикт вёл переговоры с воюющими сторонами об обмене ранеными и другими военнопленными, которые были не в состоянии продолжать боевые действия. Десятки тысяч таких заключённых были обменены благодаря вмешательству Бенедикта XV. 15 января 1915 года, Папа предложил обменяться гражданскими лицами из оккупированной зоны, в результате чего за один месяц 20 000 человек были отправлены в не оккупированную южную части Франции. В 1916 году Папе удалось выработать соглашение между воюющими сторонами, по которому 29 000 заключённых с болезнями легких от газовых атак были отправлены в Швейцарию. В мае 1918 года он также достиг договорённости о том, что содержащиеся в плену не менее 18 месяцев с обеих сторон, у которых было четверо детей дома, также должны быть направлены в нейтральную Швейцарию.
В 1915 году Папа преуспел в достижении соглашения, по которому противоборствующие стороны обещали не отпускать военнопленных на работы по воскресенья и праздникам. Несколько человек с обеих сторон были избавлены от смертной казни после его вмешательства. Заложники были обменены, а трупы убитых были отправлены на родину. Папа основал «Opera dei Prigionieri» для оказания помощи в распространении информации о заключённых. К концу войны было обработано около 600 000 единиц корреспонденции, и почти треть этих сведений касалось лиц, пропавших без вести. Более 40 000 человек обратились с просьбой о помощи в репатриации больных военнопленных, было получено 50 000 писем от семей военнопленных.
Во время и после войны, Бенедикт XV был в первую очередь озабочен судьбой детей, о которых он даже издал энциклику. В 1916 году он обратился к народу и духовенству Соединённых Штатов, чтобы те помогли ему накормить голодающих детей в оккупированной немцами Бельгии. Его помощь детям не ограничивалась Бельгией, распространялось на детей в Литве, Польше, Ливане, Черногории, Сирии и России . Бенедикт XV был особенно потрясён новым изобретением — Воздушной войной, и неоднократно протестовал против этого.
В мае и июне 1915 года Османская империя вела кампанию против армянского христианского меньшинства, которая многими рассматривается как геноцид или Холокост в Анатолии. Ватикан в своих протестах пытался привлечь Германию и Австро-Венгрию оказать давление на турецких союзников. Сам Папа Римский направил личное письмо к султану, который также был халифом ислама, однако усилия Ватикана не имели успеха. Более миллиона армян погибло, было убито турками, а также умерло от жестокого обращения и голода.

После войны

Недовольство деятельностью Ватикана, в сочетании с итальянскими дипломатическими шагами по изоляции Ватикана в свете нерешённого Римского вопроса, способствовали исключению Ватикана из Парижской мирной конференции 1919 года (хотя это и было частью исторической картины политической и дипломатической маргинализации папства после потери Папской области). Несмотря на всё это, Папа написал энциклику Pacem Dei Munus Pulcherrimum на тему мира и примирения между христианами.
После войны Бенедикт XV целенаправленная деятельность Ватикана была направлена на преодоление голода и нищеты в Европе и установление дипломатических контактов и отношений с множеством новых государств, которые были образованы в результате развала Российской, Австро-Венгерской и Германской империй. Крупные поставки продовольствия и информацию о контактах с военнопленными должны быть стать первыми шагами для улучшения понимания Папства в Европе.
Что касается Парижской мирной конференции, то Ватикан считал, что экономические условия, наложенные на Германию были слишком жёсткими и угрожали всей европейской экономической стабильности. Кардинал Гаспарри полагал, что условия мира и унижение немцев, вероятно, приведут к ещё одной войне, как только у Германии в одиночку будет военное превосходство. Ватикан также отвергал распад Австро-Венгрии, видя в этом шаге неизбежное и окончательное укрепление Германии. В Ватикане также преобладали большие сомнения по поводу создания малых государств-преемников, которые, по мнению Гаспарри, не были экономически жизнеспособными и, следовательно были обречены на экономическую нищету. Бенедикт XV отвергал Лигу Наций как светскую организацию, которая не была построена на христианских ценностях. С другой стороны, он также осуждал Европейский национализм, свирепствовавший в 1920-х годах и просил «объединения Европы» в своей энциклике Pacem Dei Munus Pulcherrimum.
Папа также был обеспокоен Коммунистической революцией в России. Папа с ужасом отреагировал на сильно антирелигиозную политику, проводимую правительством Владимира Ленина наряду с кровопролитием и массовым голодом, который произошёл в ходе последующей Гражданской войны. Он предпринял большие усилия, пытаясь помочь жертвам голода в России, которых только в 1921 году насчитывалось 5 миллионов человек. После распада Османской империи, в Ватикане была выражена обеспокоенность о безопасности в будущем католиков на Святой Земле.

Дипломатическая повестка дня

В послевоенный период, Папа Бенедикт XV был вовлечён в развитие церковного управления, для налаживания контактов с новой международной системой. Папство столкнулось с появлением множества новых государств, таких как Польша, Литва, Эстония, Югославия, Чехословакия, Финляндия и другие. Германия, Франция, Италия и Австрия обеднели от войны. Кроме того, традиционный социальный и культурный европейский порядок был под угрозой правого национализма и фашизма, а также левого социализма и коммунизма, которые потенциально угрожали существованию и свободе Церкви. Чтобы справиться с этими и смежными вопросами, Бенедикт занимался тем, что он знал лучше всего — масштабным дипломатическим наступлением, для защиты прав верующих во всех странах.

Отношения с Италией

Папа Лев XIII уже давал согласие на участие католиков в местных выборах, но не в национальной политике. Отношения с Италией улучшились при Папе Бенедикте XV, который де-факто отменил жесткую антиитальянский политику своих предшественников, позволяя католикам участвовать в национальных выборах. Это привело в 1919 году к созданию Итальянской народной партии, одним из главой которой стал Луиджи Стурцо. Антицерковные политики были постепенно заменены на лиц, которые были нейтральны или даже симпатизировали Католической Церкви. Король Италии сам дал сигнал о своём желании улучшить отношения, когда, например, послал личные соболезнования понтифику по поводу смерти его брата. Условия для церковных деятелей значительно улучшились, что давало надежды на скорое решение Римского вопроса. Бенедикт XV решительно поддерживал довольно прагматичный взгляд на политическую и социальную ситуацию в Италии того времени. Таким образом, в то время когда многочисленные традиционные католики выступали против права голоса для женщин, Папа был «за», мотивируя это тем, что в отличие от героев феминизма, большинство женщин проголосуют за консерватизм, и таким образом, поддержат традиционную католическую точку зрения.

Отношения с Францией

Бенедикт XV пытался улучшить отношения с антицерковным Республиканским правительством Франции. Он прославил в лики святых национальную французскую героиню Жанну д’Арк. На территориях стран «Третьего мира», он подчёркивал необходимость подготовки местных клириков и пастырей, для замены действовавших там европейских миссионеров, и основал Папский восточный институт и Коптский колледж в Ватикане. В 1921 году Франция восстановила дипломатические отношения с Ватиканом.

Отношения с Советской Россией

Окончание войны вызвало революционное развитие, которое Бенедикт XV предвидел в своей первой энциклике. Революция в России в 1917 году столкнула Ватикан с ранее неизвестной ситуацией. Захват власти революционерами-большевиками вызвал беспрецедентную волну гонений против Римско-католической церкви и Русской православной церкви, которые были вынуждены сотрудничать во время бедствия.

Отношения с Эстонией, Латвией и Литвой

Отношения с Россией резко изменилась после Революции в России. Страны Балтии и Польша получили независимость от России после Первой мировой войны, что говорило об относительно свободной церковной жизни на территориях стран, бывших частью Российской империи. Эстония стала первой страной, желающей установить связи с Ватиканом, однако из-за небольшого католического населения в преимущественно протестантской Эстонии, католические священники продолжали проповедовать и служить из Латвии до 1924 года. Развитие независимой католической иерархии в Эстонии началась с образованием Апостольской администрации.
11 апреля 1919 Государственный секретарь Ватикана кардинал Пьетро Гаспарри известил эстонские власти, что Ватикан согласен иметь дипломатические отношения через Латвию. Конкордат 1922 года был согласован через год в июне 1920 года, и подписан с Латвией 30 мая 1922 года. Он гарантировал свободу для Католической церкви, созданных архиепархий, освобождал духовенство от военной службы, допускал создание семинарий и католических школ и закреплял права на церковное имущество и иммунитет.
Отношения с католической Литвой были немного сложнее из-за польской оккупации архиепископского центра страны Вильнюса. Польские войска заняли Вильнюс и совершили акты жестокости в католических семинариях. Это вызвало ряд протестов Литвы при Святом престоле. Отношения со Святым престолом были установлены во время понтификата Папы Пия XI (1922—1939).

Отношения с Польшей

В октябре 1918 года Бенедикт XV стал первым главой государства, который поздравил польский народ по случаю восстановления независимости. В открытом письме епископу Краковскому Адаму Сапеге, Папа говорил о своей лояльности и множестве усилий Святого Престола, направленных на помощь католикам Польши, а также выражал надежду на то, что Польша и дальше будет занимать своё достойное место в семье народов, а польский народ продолжит свою историю, как образованная христианская нация. В марте 1919 года Бенедикт XV назначил 10 новых епископов, а также Акилле Ратти в качестве папского нунция в Польше, который ранее уже бывал в Варшаве в качестве папского представителя. Папа неоднократно предостерегал польские власти о недопустимости преследования литовского и русинского греко-католического духовенства. Во время наступление большевиков на Варшаву в августе 1920 года, Папа просил весь мир молиться за Польшу, а нунций Ратти был единственным иностранным дипломатом (за исключением турецкого консула), оставшимся в польской столице. Бенедикт XV попросил Ратти доставить его послание польскому епископату, предупреждая о политических злоупотреблениях духовной власти, вновь призывая к мирному сосуществованию с соседними народами, отмечая, что «Любовь к стране имеет свои пределы в справедливости и обязательствах». Он отправил нунция Ратти в Силезию, для противодействия потенциальным политическим волнениям в среде католического духовенства.
Ратти, как учёный, был выбран Папой Бенедиктом XV для работы в Польше и налаживания связей с Советским Союзом, и был нужен Папе как дипломат, но не как мученик, поэтому Папа запрещал ему любые поездки в СССР, даже если бы он был официальным папским послом в России. Однако кардинал Ратти продолжал поддерживать контакты с Россией, что не создавало симпатии к нему в Польше в то время, и его попросили уйти. «Хотя он честно пытался показать себя другом Польши, Варшава заставила Ратти покинуть свой пост нунция после его нейтральной позиции в Силезском голосовании, что было поставлено под сомнение немцами и поляками». Националистически настроенные немцы возражали против наблюдения польским нунцием за выборами, а поляки были расстроены тем, что он свернул агитацию духовенства. 20 ноября немецким кардиналом Адольфом Бертрамом был объявлен папский запрет на любую политическую деятельность священнослужителей, апогеем которого стала высылка Ратти из Варшавы. Два года спустя, Акилле Ратти станет папой Пием XI, формирование политики Ватикана по отношению к Польше отойдёт соответственно к Пьетро Гаспарри и Эудженио Пачелли на следующие 36 лет (1922—1958).

Теология

Во внутри-церковных делах Бенедикт XV подтвердил осуждение Пия X модернистских учёных и ошибки в современных философских системах в энциклике Ad beatissimi Apostolorum, изданной 1 ноября 1914 года. Он отказался принять обратно в католичество учёных, которые были отлучен от церкви во время предыдущего понтификата. Тем не менее, Папа был спокоен, видя как идут процессы против модернистской кампании в самой Церкви.
25 июля 1920 Бенедикт XV «по собственной инициативе» написал послание «Bonum sane» на почин Святого Иосифа против натурализма и социализма. Папа говорил, что вместо того, чтобы быть обращённым к социализму, «заклятому врагу христианских принципов», человек в качестве ориентира должен следовать святому Иосифу.

Реформы канонического права

27 мая 1917 года Бенедикт XV обнародовал первый всеобъемлющий Кодекс канонического права Римско-католической церкви, известный также как кодекс Пия-Бенедикта, составление которого было инициировано его предшественником, папой Пием X. Этот кодекс, вступивший в силу в 19 мая 1918 года, был первой консолидацией канонического права Церкви в современной истории. К концу XIX века законодательство Римско-католической церкви включало в себя около 10 тысяч норм, при этом многие из них противоречили друг другу, поскольку были приняты в разные времена при различных обстоятельствах. Новая кодификация канонического права стала основой возрождения религиозной жизни и судебной системы всей Церкви. Кроме того, Бенедикт XV продолжил работу Папы Льва XIII над решением проблем Восточной католической культуры, богословия и литургии, основав Восточный институт в Риме и создав Конгрегацию по делам восточных церквей в 1917 году.

Католические миссии

30 ноября 1919 года Бенедикт XV призвал всех католиков мира совершать пожертвования для католических миссий, заявив в то же время в апостольском послании Maximum Illud, что данные миссии должны содействовать развитию местной культуры, а не импортировать европейскую. Ущерб от такого культурного импорта был особенно серьёзным в Африке и Азии, где многие миссионеры были депортированы или заключены в тюрьму, так как были враждебно настроены к местному населению.

Религиозные достопримечательности Италии